Как работают поправки в закон о СМИ?

В современном обществе информационные ресурсы играют огромную роль и требуют к себе серьезного отношения. В 1999 году в Казахстане был принят первый в условиях независимости закон "О средствах массовой информации". С тех пор законодательство в этой сфере стало интенсивно меняться. Что, на сегодняшний день, дает этот документ и в какой степени соответствует задачам и вызовам времени - об этом и поговорили эксперты в рамках недели Astana Media.

"Кто-нибудь знает, что с 1999 года в закон "О СМИ" вносились поправки 36 раз. То есть это в среднем 2 раза в год. Конечно же, это негативно влияет на правоприменительную практику. Я думаю, эти частые изменения связаны с мировым процессом перехода с постиндустриального общества к информационному... Процесс совершенствования законодательства он постоянный, и мы от этого, по крайней мере в ближайшее время, боюсь, что не уйдем", - сказал заместитель директора департамента государственной политики в области СМИ министерства информации и коммуникаций (МИК) Казахстана Бекзат Рахимов. 

Он напомнил, что в конце 2017 года были приняты поправки закон по вопросам информации и коммуникаций.  "Поправки направлены на облегчение административной нагрузки на СМИ. Так, были исключены такие меры, как приостановление деятельности издания на 3 месяца и конфискация тиража. Это, то, что касается, конечно же, незначительных нарушений. Определены случаи, когда можно использовать изображение гражданина без его разрешения. Это опять же массовые мероприятия, спортивные, общественные. Мы максимально постарались этот перечень конкретизировать. Исключены требования по обязательным публикациям выходных данных на последних страницах", - пояснил представитель министерства.

Отдельно Рахимов рассказал и об улучшении взаимоотношений СМИ с государственными органами, в частности в получении своевременной и актуальной информации. "Расширено понятие официального сообщения. То есть, раньше это понятие было размыто, то в настоящее время введено понятие обязательное сообщение. Тем самым определен статус структуры подразделения юридических лиц, осуществляющих работу со СМИ. Здесь четко регламентировано, что во всех государственных органах должно быть обязательно либо должностное лицо, либо структурное подразделение, которому вменены обязанности по работе со средствами массовой информации. И с этим требованием введен четкий регламент. Самое главное, на мой взгляд, это то, что мы смогли правовую основу заложить требование по золотому часу, когда в течении трех часов случается нарушение жизнедеятельности общества, уполномоченный орган обязан опубликовать сообщение о текущей ситуации. Мы надеемся, что со временем мы избавимся от этой порочной практики, когда что-то случилось, а журналисты не могу взять ни у кого нормальный комментарий -  что же все-таки происходит. Страдают не только журналисты, но и все общество, которое находится в неведении, страхе, панике. Здесь конечно же надо вспомнить закон 2015 года "О доступе к информации". Этим законом существенно расширен круг обладателей информации, которые обязаны предоставлять информацию и делать ее открытой в общедоступных ресурсах, не ждать, когда придет соответствующий запрос. Если до принятия закона эта обязанность возлагалась только на государственные органы, то сейчас это распространяется на госучреждения, которые не являются госорганами - это школы, больницы, различные госпредприятия. Они не должны отправлять за ответом к своему вышестоящему органу, а самостоятельно отвечать на него в рамках своей компетенции. Также к этому кругу обладателей информации включены монополисты и юридические лица, которые получают финансовые средства из бюджета", - добавил он.

Я думаю, что власти понимают, что без ограничения деятельности СМИ сложно осуществлять утрату доказательств о преступлениях высокопоставленных чиновников. Вспомните, как активно освещали Жанаозенские трагические события казахстанские журналисты. А теперь, когда особенно большой интерес у общественности вызывают высокопоставленные чиновники, которые приобрели значительное имуществ, злоупотребляя служебным положением, журналистские расследования стали стимулировать общественный контроль и привлекать внимание международного сообщества. Игнорировать такой процесс невозможно, потому что доказательства о причастности к коррупции и тяжким преступлениям, относящимся к преступлениям против человечности, возникает риск оказаться в Глобальном списке Магницкого, который предусматривает персональные санкции. Я думаю, что поэтому власти Казахстана, как и другие правительства стран Центральной Азии, ведут политику подавления гражданского общества и вводят тотальные ограничения к достоверной информации.
Юрист "Интерньюс Казахстан" Ольга Диденко изложила свой взгляд на вышеизложенные поправки в закон о СМИ, в частности рассказал о том, как они отражаются на работе каждого журналиста, как они отражаются на работе национального или регионального медиа. "Вот уже девять месяцев прошло с момента вступления этих поправок в силу. Я могу сказать, что отлично работают и защищают медиаресурсы, редакции и журналистов только две из внесенных новых статей. Первое, это право на изображение, когда не нужно уже спрашивать согласие у лиц, которые изображены на фотографии, которые вы размещаете в газетах или на интернет ресурсах и на видео, которое выходят в эфир ваших телеканалов. Действительно несколько судебных процессов не получили развития только потому, что включили эту норму в закон о СМИ. Огромное количество досудебных претензий так и осталось на этом уровне, потому что есть эта статья, и она реально работает и защищает. Вторая поправка, которая была принята, которая сейчас тоже позитивно отражается на безопасности медиа и журналистов - это процедура, которая разделила право на ответ и право на опровержение. В моей практике уже удобно работать с новой статьей, которая позволяет отказывать лицам, которые обращаются в суды, в редакции с претензиями по факту, например, распространения сведений, не соответствующей действительности. Новая статья, которая указана в законе, там есть достаточно много оснований для того, чтобы отказать. И судья уже на законных основаниях выносит решение в пользу редакции. Поэтому это тоже большой показатель того, что поправки работают позитивно", - пояснила юрист.

Между тем, она отметила, что есть много поправок, которые работают недостаточно хорошо. "Многие из вас знают, что процедура доступа к информации для журналистов ухудшилась. Я практически каждую неделю нахожусь в каком-нибудь регионе и пытаюсь встретиться с большим количеством редакций. И первая проблема, о которой все говорят - это проблема доступа к информации. Увеличился срок предоставления ответов на запросы с 3 до 7 дней, качество ответов при этом не улучшилось. Возможно не в полную меру работает факторно-балльная оценка работы госслужащих, которая имеет одним из своих индикаторов качество ответов на запросы и своевременность. Возможно, всему нужно время. Но пока, в течение 9 месяцев новая процедура доступа к информации она работает плохо. Просят запросы только в письменном виде, в электронной форме принимают, но не везде и не всегда. Поэтому эта проблема была и остается, и поправки в закон о СМИ ее не улучшили", - посетовала Диденко.  

Новости в Вашем регионе